Позвоните прямо сейчас по телефону
+7 495 925 11 76
НАЧНИТЕ С БЕСПЛАТНОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ ПО ТЕЛЕФОНУ: + 7 495 925-11-76

Что такое алкомания? К вопросу о природе алкогольной зависимости

В чем природа алкогольной зависимости? Кто и почему становится алкоголиком? Как победить это зло? На эти вопросы искали ответы ученые разных специальностей на протяжении всего прошлого столетия. Но так и не нашли. Почему? Оказалось, что никакого самостоятельного заболевания под названием «алкоголизм» нет. Патогенетические механизмы зависимости от алкоголя и наркотиков едины. Это доказано многочисленными современными нейрофизиологическими исследованиями. Клиника этих зависимостей тоже не имеет принципиальных различий. Специалисты это теперь тоже знают. Возникает ряд вопросов: «Почему из этого никто не делает никаких выводов?», «Почему это не выходит за рамки наркологических лабораторий?».

По сути, результаты этих исследований носят поистине революционный для общества характер. Ведь наркология вплоть до конца прошлого века базировалась совершенно на других основаниях. На первых же страницах фундаментального труда «Алкоголизм» (под редакцией Г.В.Морозова, В.Е.Рожнова, Э.А.Бабаяна; М.: 1983 г.) утверждается, что природа алкоголизма и природа наркомании совершенно различна. И приводятся соответствующие доказательства. Их содержание представляет особый интерес для психоаналитика. Оказывается, по мнению авторов, она различна потому, что употребление алкоголя, в отличие от употребления наркотиков, «санкционировано» обществом. Кроме того, алкоголь не является наркотиком еще и потому, что он «является пищевым продуктом, употребляемым ради вкуса». И еще потому алкоголь не наркотик, что существует в каждом нормальном организме так называемый эндогенный алкоголь, что, согласно логике авторов, узаконивает и экзогенный. Надо заметить, что если бы эти многоуважаемые ученые знали, что каждый нормальный организм имеет так называемую опиатную систему с соответствующими эндогенными морфинами, открытую несколько позже, то им пришлось бы узаконить и экзогенные опиаты.

Смешно? Ничего смешного здесь нет. Ведь даже многие современные ученые, будучи прекрасно информированными о том, что «патогенетические механизмы зависимости от алкоголя и наркотиков едины», в своем реальном, в том числе «научном», поведении предпочитают никаких выводов не делать и алкоголизм от наркомании отделяют принципиально. Чего же ждать от простых граждан, так сказать, неученых? Вот вам и ответ на поставленный вопрос. Потому что если эти выводы сделать, то они шокируют общество. Ведь современная, во всяком случае, западная культура является культурой алкогольной. Она на протяжении тысяч лет формировала свои алкогольные традиции.

Общество действительно санкционирует употребление алкоголя каждым своим членом. Оно обязывает его употреблять алкоголь. Алкогольная мифология общественного сознания или, если угодно, подсознания является весьма интересной темой. Алкоголь в обыденном сознании ассоциируется с праздником. А вот понятия «наркотик», «наркомания» для общественного большинства окрашены в мрачные, негативные тона. Наркоман – это изгой общества. Употребление наркотиков запрещается законом и преследуется обществом. Выступать против наркотиков естественно, а сейчас даже модно. Наркоманов именно поэтому все еще сравнительно мало. Поэтому признать алкоголь наркотиком — значит признать, что общество санкционирует употребление наркотиков, делает все, чтобы каждый его член стал наркоманом. Это вызовет у общества сильнейшее чувство вины. Общество сделает все, чтобы не признавать этого. Ради этого оно будет использовать даже крайние меры психологической и социальной защиты. Вряд ли кто из политиков или общественных деятелей признает это открыто.

Но мы, тем не менее, продолжим делать выводы. Так как алкоголь является наркотиком, причем тяжелым, то в отношении него, а также его употребления, должна действовать та же самая логика, что действует в отношении наркотика и его употребления. Любой человек, употребляющий наркотики, является наркоманом. Употребляющий героин – героиноман; употребляющий кокаин – кокаиноман. И так далее. Это давно уже научные термины. А употребляющий алкоголь, соответственно, — алкоман. Этот термин совсем недавно возник в алкомедовских кругах. В свете этой логики большинство построений традиционной наркологии, рассматривающей алкоголизм (зависимость от алкоголя) как самостоятельную нозологическую единицу, оказываются не более чем апологией греха. А если рассматривать алкоголизм как разновидность наркомании – алкоманию, чего требует логика, то все становится просто.

Почему человек становится наркоманом? Да только потому, что вдруг решил попробовать. Попробовал, например, героин хотя бы пару раз и стал героиноманом Это известный научный факт. Точно так же и в отношении алкоголя. Ведь он является сильнейшим наркотиком. Алкоголь обладает чрезвычайно выраженными психотропными эффектами. Алкогольное опьянение по своей интенсивности и длительности может превосходить опьянение опиатами или психостимуляторами. Именно этим объясняется тот факт, что многие зависимые от опиатов сравнительно легко отказываются от их употребления только при одном условии: переключении на алкоголь. Маниакальное состояние, возникающее как следствие опьянения алкоголем, квалифицируется опьяневшими как «расцвет психических и физических сил личности», или «нирвана». Таковы субъективные ощущения опьяневших от алкоголя. А что объективно? Исследования психофизиологов свидетельствуют, что прием даже очень маленьких доз алкоголя, не вызывающих внешних признаков опьянения (так называемое контролируемое опьянение), приводит к снижению способностей к умственной и особенно творческой работе, ухудшает процессы восприятия, замедляет и делает неточным распознавание сложных чувственных раздражителей, наносит ущерб морали. А что делает с человеком сильное опьянение? Здесь комментарии излишни.

Алкоголь способен в ряде случаев вызвать сильную психическую зависимость и соответствующее влечение на всю оставшуюся жизнь даже после первого употребления. Физическая зависимость от алкоголя может превосходить зависимость от тяжелых наркотиков. Соответственно, и синдром отмены при наличии «системы» в употреблении по характеру и глубине физической и психической патологии, а также уровню дискомфорта, может быть более выраженным. А социальные последствия алкомании по масштабу патологического влияния на общество нельзя даже сравнивать с соответствующими последствиями других наркотиков по причине разницы в масштабах употребления. Заметим только, что основной причиной материальной и духовной нищеты большей части населения нашей страны является алкомания.

Теперь к вопросу о так называемой психологической и биологической предрасположенности к алкомании. Многолетние личные наблюдения за тысячами алкоманов в рамках психотерапевтического кабинета заставляют сделать вывод о том, что поиск психологических или биологических факторов, способствующих формированию зависимости от алкоголя, является занятием неблагодарным — эти факторы могут быть, а могут и отсутствовать. В рамках же традиционных наркологических представлений, как правило, стараются найти эти факторы и находят. Логика при этом простая. Как же так: все употребляют — и ничего, а вот именно этот или эта — злоупотребляют. Значит что-то в них не так. Все это проявления психологической самозащиты. Из этого вывод: реально влияют только социальные факторы и в первую очередь системообразующий, макросоциальный — санкционирование обществом употребления алкоголя. И только потом уже социальная микросреда. А различные индивидуальные особенности влияют по сути только на уровень алкогольной зависимости и характер вызванных ею дефектов.

Итак, почему же становятся алкоманами? Очень просто. Потому что стали употреблять. А почему стали употреблять? Да потому что общество требует этого. Положено употреблять и все. Как это ни печально, все точно так, как в экспериментах с крысами. Подавляющее большинство крыс становится алкоманами после первого же угощения алкоголем.

А существуют ли в нашем обществе не алкоманы? Существуют, но их чрезвычайно мало. Дело в том, что очень многим алкоманам удается на протяжении длительного времени скрывать свою зависимость даже от ближайшего окружения. Сколько сил при этом отнимает эта постоянная внутренняя борьба таких людей со своим желанием опьянеть и к каким психосоматическим и социально-психологическим проблемам приводит знают только они сами. Это трагедия многих десятков миллионов наших сограждан. Наблюдения показывают, что фактически общество относится к трезвенникам как своего рода социальным психопатам, маркирует их как «чужих», а в рамках микросоциума часто яростно преследует, используя для этого весьма изощренные методы психологического давления. Психологические проблемы трезвых весьма серьезны. Постоянно подкреплять в себе установку на трезвость, преодолевая давление общества, очень не просто. Им свою трезвость приходится скрывать. Но это отдельный разговор. Каковы признаки алкомании? Здесь все предельно просто. Единственным необходимым и достаточным признаком алкомании является влечение, причем не всегда осознанное, к алкогольному опьянению. Сформировалась при этом физическая зависимость или не сформировалась; возникла измененная толерантность или не возникла; как часто и каким количеством алкоголя удовлетворяется страсть к опьянению — все это вопросы третьестепенные. Как быстро и какие возникнут у алкомана проблемы — дело случая. Это своего рода русская рулетка.

Особо умным удастся скрывать свою алкоманию от себя и даже от других всю свою жизнь . А кто попроще — погибнет подростком. Повторяю, это дело случая. Меня могут спросить: «Как победить алкоманию?». Я могу ответить: «Помочь отрезветь, даже на всю оставшуюся жизнь, каждому пришедшему с этой проблемой в кабинет психотерапевта — дело несложное. На это есть методы». Но это капля в море. Ведь на место одного избавленного от пристрастия к алкогольному опьянению общество ставит множество других. Решить эту проблему в масштабах всего общества значительно сложнее. Но тем не менее и в масштабах общества необходимо действовать точно так же, как в отношении каждого конкретного алкомана - сформировать у него установку на трезвость. Для этого прежде всего необходимо способствовать тому, чтобы общество перестало санкционировать употребление алкоголя. Чтобы оно увидело наконец в алкоголе действительную причину всех своих бед. Социального психопата общество должно видеть в употребляющем алкоголь, а не наоборот, как сейчас.

Как сделать так, чтобы алкоголь перестал быть легальным наркотиком и в то же время не стал бы столь же распространенным нелегальным? Это важнейший вопрос. Простым запретом сверху его не решить. Но и без государственной политики в этой области тоже не обойтись. Пока обществом в лице государства на всех его уровнях управляют алкоманы , пока чиновники на уровне заместителей федеральных министров в качестве своей важнейшей цели видят обеспечение народа качественной, но дешевой, водкой (не дороже 25-30 рублей за бутылку) и открыто, с неподдельной заботой о благе народа, говорят об этом в средствах массовой коммуникации, проблема будет только углубляться.

В заключении замечу, что многим сделанные здесь выводы покажутся неуместно радикальными. «Нельзя ли как-то помягче, поделикатнее?» — спросят меня. К сожалению, нельзя. Время деликатности прошло. Речь идет о судьбе нации.

Автор: Евгений Полянский, к.м.н, зав.отделением клиники Алкомед

Что такое алкомания? К вопросу о природе алкогольной зависимости

В чем природа алкогольной зависимости? Кто и почему становится алкоголиком? Как победить это зло? На эти вопросы искали ответы ученые разных специальностей на протяжении всего прошлого столетия. Но так и не нашли. Почему? Оказалось, что никакого самостоятельного заболевания под названием «алкоголизм» нет. Патогенетические механизмы зависимости от алкоголя и наркотиков едины. Это доказано многочисленными современными нейрофизиологическими исследованиями. Клиника этих зависимостей тоже не имеет принципиальных различий. Специалисты это теперь тоже знают. Возникает ряд вопросов: «Почему из этого никто не делает никаких выводов?», «Почему это не выходит за рамки наркологических лабораторий?».

По сути, результаты этих исследований носят поистине революционный для общества характер. Ведь наркология вплоть до конца прошлого века базировалась совершенно на других основаниях. На первых же страницах фундаментального труда «Алкоголизм» (под редакцией Г.В.Морозова, В.Е.Рожнова, Э.А.Бабаяна; М.: 1983 г.) утверждается, что природа алкоголизма и природа наркомании совершенно различна. И приводятся соответствующие доказательства. Их содержание представляет особый интерес для психоаналитика. Оказывается, по мнению авторов, она различна потому, что употребление алкоголя, в отличие от употребления наркотиков, «санкционировано» обществом. Кроме того, алкоголь не является наркотиком еще и потому, что он «является пищевым продуктом, употребляемым ради вкуса». И еще потому алкоголь не наркотик, что существует в каждом нормальном организме так называемый эндогенный алкоголь, что, согласно логике авторов, узаконивает и экзогенный. Надо заметить, что если бы эти многоуважаемые ученые знали, что каждый нормальный организм имеет так называемую опиатную систему с соответствующими эндогенными морфинами, открытую несколько позже, то им пришлось бы узаконить и экзогенные опиаты.

Смешно? Ничего смешного здесь нет. Ведь даже многие современные ученые, будучи прекрасно информированными о том, что «патогенетические механизмы зависимости от алкоголя и наркотиков едины», в своем реальном, в том числе «научном», поведении предпочитают никаких выводов не делать и алкоголизм от наркомании отделяют принципиально. Чего же ждать от простых граждан, так сказать, неученых? Вот вам и ответ на поставленный вопрос. Потому что если эти выводы сделать, то они шокируют общество. Ведь современная, во всяком случае, западная культура является культурой алкогольной. Она на протяжении тысяч лет формировала свои алкогольные традиции.

Общество действительно санкционирует употребление алкоголя каждым своим членом. Оно обязывает его употреблять алкоголь. Алкогольная мифология общественного сознания или, если угодно, подсознания является весьма интересной темой. Алкоголь в обыденном сознании ассоциируется с праздником. А вот понятия «наркотик», «наркомания» для общественного большинства окрашены в мрачные, негативные тона. Наркоман – это изгой общества. Употребление наркотиков запрещается законом и преследуется обществом. Выступать против наркотиков естественно, а сейчас даже модно. Наркоманов именно поэтому все еще сравнительно мало. Поэтому признать алкоголь наркотиком — значит признать, что общество санкционирует употребление наркотиков, делает все, чтобы каждый его член стал наркоманом. Это вызовет у общества сильнейшее чувство вины. Общество сделает все, чтобы не признавать этого. Ради этого оно будет использовать даже крайние меры психологической и социальной защиты. Вряд ли кто из политиков или общественных деятелей признает это открыто.

Но мы, тем не менее, продолжим делать выводы. Так как алкоголь является наркотиком, причем тяжелым, то в отношении него, а также его употребления, должна действовать та же самая логика, что действует в отношении наркотика и его употребления. Любой человек, употребляющий наркотики, является наркоманом. Употребляющий героин – героиноман; употребляющий кокаин – кокаиноман. И так далее. Это давно уже научные термины. А употребляющий алкоголь, соответственно, — алкоман. Этот термин совсем недавно возник в алкомедовских кругах. В свете этой логики большинство построений традиционной наркологии, рассматривающей алкоголизм (зависимость от алкоголя) как самостоятельную нозологическую единицу, оказываются не более чем апологией греха. А если рассматривать алкоголизм как разновидность наркомании – алкоманию, чего требует логика, то все становится просто.

Почему человек становится наркоманом? Да только потому, что вдруг решил попробовать. Попробовал, например, героин хотя бы пару раз и стал героиноманом Это известный научный факт. Точно так же и в отношении алкоголя. Ведь он является сильнейшим наркотиком. Алкоголь обладает чрезвычайно выраженными психотропными эффектами. Алкогольное опьянение по своей интенсивности и длительности может превосходить опьянение опиатами или психостимуляторами. Именно этим объясняется тот факт, что многие зависимые от опиатов сравнительно легко отказываются от их употребления только при одном условии: переключении на алкоголь. Маниакальное состояние, возникающее как следствие опьянения алкоголем, квалифицируется опьяневшими как «расцвет психических и физических сил личности», или «нирвана». Таковы субъективные ощущения опьяневших от алкоголя. А что объективно? Исследования психофизиологов свидетельствуют, что прием даже очень маленьких доз алкоголя, не вызывающих внешних признаков опьянения (так называемое контролируемое опьянение), приводит к снижению способностей к умственной и особенно творческой работе, ухудшает процессы восприятия, замедляет и делает неточным распознавание сложных чувственных раздражителей, наносит ущерб морали. А что делает с человеком сильное опьянение? Здесь комментарии излишни.

Алкоголь способен в ряде случаев вызвать сильную психическую зависимость и соответствующее влечение на всю оставшуюся жизнь даже после первого употребления. Физическая зависимость от алкоголя может превосходить зависимость от тяжелых наркотиков. Соответственно, и синдром отмены при наличии «системы» в употреблении по характеру и глубине физической и психической патологии, а также уровню дискомфорта, может быть более выраженным. А социальные последствия алкомании по масштабу патологического влияния на общество нельзя даже сравнивать с соответствующими последствиями других наркотиков по причине разницы в масштабах употребления. Заметим только, что основной причиной материальной и духовной нищеты большей части населения нашей страны является алкомания.

Теперь к вопросу о так называемой психологической и биологической предрасположенности к алкомании. Многолетние личные наблюдения за тысячами алкоманов в рамках психотерапевтического кабинета заставляют сделать вывод о том, что поиск психологических или биологических факторов, способствующих формированию зависимости от алкоголя, является занятием неблагодарным — эти факторы могут быть, а могут и отсутствовать. В рамках же традиционных наркологических представлений, как правило, стараются найти эти факторы и находят. Логика при этом простая. Как же так: все употребляют — и ничего, а вот именно этот или эта — злоупотребляют. Значит что-то в них не так. Все это проявления психологической самозащиты. Из этого вывод: реально влияют только социальные факторы и в первую очередь системообразующий, макросоциальный — санкционирование обществом употребления алкоголя. И только потом уже социальная микросреда. А различные индивидуальные особенности влияют по сути только на уровень алкогольной зависимости и характер вызванных ею дефектов.

Итак, почему же становятся алкоманами? Очень просто. Потому что стали употреблять. А почему стали употреблять? Да потому что общество требует этого. Положено употреблять и все. Как это ни печально, все точно так, как в экспериментах с крысами. Подавляющее большинство крыс становится алкоманами после первого же угощения алкоголем.

А существуют ли в нашем обществе не алкоманы? Существуют, но их чрезвычайно мало. Дело в том, что очень многим алкоманам удается на протяжении длительного времени скрывать свою зависимость даже от ближайшего окружения. Сколько сил при этом отнимает эта постоянная внутренняя борьба таких людей со своим желанием опьянеть и к каким психосоматическим и социально-психологическим проблемам приводит знают только они сами. Это трагедия многих десятков миллионов наших сограждан. Наблюдения показывают, что фактически общество относится к трезвенникам как своего рода социальным психопатам, маркирует их как «чужих», а в рамках микросоциума часто яростно преследует, используя для этого весьма изощренные методы психологического давления. Психологические проблемы трезвых весьма серьезны. Постоянно подкреплять в себе установку на трезвость, преодолевая давление общества, очень не просто. Им свою трезвость приходится скрывать. Но это отдельный разговор. Каковы признаки алкомании? Здесь все предельно просто. Единственным необходимым и достаточным признаком алкомании является влечение, причем не всегда осознанное, к алкогольному опьянению. Сформировалась при этом физическая зависимость или не сформировалась; возникла измененная толерантность или не возникла; как часто и каким количеством алкоголя удовлетворяется страсть к опьянению — все это вопросы третьестепенные. Как быстро и какие возникнут у алкомана проблемы — дело случая. Это своего рода русская рулетка.

Особо умным удастся скрывать свою алкоманию от себя и даже от других всю свою жизнь . А кто попроще — погибнет подростком. Повторяю, это дело случая. Меня могут спросить: «Как победить алкоманию?». Я могу ответить: «Помочь отрезветь, даже на всю оставшуюся жизнь, каждому пришедшему с этой проблемой в кабинет психотерапевта — дело несложное. На это есть методы». Но это капля в море. Ведь на место одного избавленного от пристрастия к алкогольному опьянению общество ставит множество других. Решить эту проблему в масштабах всего общества значительно сложнее. Но тем не менее и в масштабах общества необходимо действовать точно так же, как в отношении каждого конкретного алкомана - сформировать у него установку на трезвость. Для этого прежде всего необходимо способствовать тому, чтобы общество перестало санкционировать употребление алкоголя. Чтобы оно увидело наконец в алкоголе действительную причину всех своих бед. Социального психопата общество должно видеть в употребляющем алкоголь, а не наоборот, как сейчас.

Как сделать так, чтобы алкоголь перестал быть легальным наркотиком и в то же время не стал бы столь же распространенным нелегальным? Это важнейший вопрос. Простым запретом сверху его не решить. Но и без государственной политики в этой области тоже не обойтись. Пока обществом в лице государства на всех его уровнях управляют алкоманы , пока чиновники на уровне заместителей федеральных министров в качестве своей важнейшей цели видят обеспечение народа качественной, но дешевой, водкой (не дороже 25-30 рублей за бутылку) и открыто, с неподдельной заботой о благе народа, говорят об этом в средствах массовой коммуникации, проблема будет только углубляться.

В заключении замечу, что многим сделанные здесь выводы покажутся неуместно радикальными. «Нельзя ли как-то помягче, поделикатнее?» — спросят меня. К сожалению, нельзя. Время деликатности прошло. Речь идет о судьбе нации.

Автор: Евгений Полянский, к.м.н, зав.отделением клиники Алкомед


лучшие предложения

Что НЕ НУЖНО делать при похмелье

Кодирование от алкоголизма

Всего 8000 рублей и 10% на ваш счет.

Женщины больше страдают от похмелья

VIP очищениео организма

Всего 121000 рублей

Антиалкогольная акция прошла в Кирове

Анализы на дому

Более 40 различных тестов на дому. Удобно и комфортно. Срочно.

img01

Специальная программа лечения

Дорого. Без скидок. С гарантией.