Позвоните прямо сейчас по телефону
+7 495 925 11 76
НАЧНИТЕ С БЕСПЛАТНОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ ПО ТЕЛЕФОНУ: + 7 495 925-11-76

Температура крови у пья¬ных животных.

Со времени точных местных термических измере­ний Беккереля, Бернара и Либиха о температуре тела живот­ных, как бывало прежде, речи теперь быть не может. Каждый полостной орган, каждая мышца, каждый кровеносный сосуд на различных расстояниях от сердца имеют различные температуры. Под температурой тела нельзя даже, следовательно, разуметь средней температуры всех частей его, ибо фактическое определе­ние этой средней невозможно.

На этом основании принятое издавна мнение, что алкоголь, введенный в тело, возвышает температуру его, теряет смысл.

Притом мнение это, сколько мне известно, явилось не из тер­мических измерений, а из ощущения теплоты, распространяюще­гося по телу по принятии этого вещества внутрь. Ощущениям же этого рода доверять, как показали опыты, часто нельзя.

Единственные термические измерения пьяных животных при­надлежат Духеку. При опытах с влиянием алкоголя на состав выдыхаемого воздуха он измерял температуру тела (его слова), не упоминая, как и в каком месте. Его числа следующие: у 1-й собаки без алкоголя 30,1° R, с алкоголем 30,4—30,8° R; у 2-й собаки 29,6 и 30,6-30,8° R; у 3-й собаки 28-30,4 и 31,2—31,4° R [соот­ветственно].

Самое большое повышение 1,2° R, или 1,5° С.

Мои результаты не согласны с этими. Я производил измере­ния в прямой кишке, под кожей, в сонной артерии, яремной вене и правом сердце. Ртутные термометры с делением каждого граду­са на 5 частей я имею от берлинского мастера Гейсслера; сверх того, для прямой кишки я пользовался термометром с десятичным делением каждого градуса, принадлежащим д-ру Хоппе, главно­му ассистенту при Берлинском патологическом институте. Все эти инструменты настолько чувствительны, что при комнатной темпе­ратуре около 20° С приближение к ним руки сантиметра на два производит тотчас же повышение ртутного столба на 0,1° С. При измерениях в прямой кишке, предшествовавших отравлению жи­вотного, считывалась та температура, которая в продолжение 5 мин оставалась постоянною; животное при этом не было связы­ваемо и потому во время введения алкоголя в желудок инструмент вынимался. При прочих же измерениях оставался на месте, ибо животное было связываемо. В течение 24 часов не было про­изводимо более одного опыта с прямою кишкою.

Вся сумма измерений в прямой кишке показывает:

1. Что понижение температуры ее наступает и при дозах ал­коголя, не парализующих животного (1-й опыт); для человека это возбуждающие дозы.

2. Понижение это наступает иногда чрезвычайно быстро, ме­нее чем в 3 мин по введении алкоголя в желудок (опыты 2-й, 5-й, 6-й и 7-й).

3. Степень этого понижения зависит, по-видимому, более всего от количества и концентрации введенного алкоголя, менее [—] от температуры его (о 4-м опыте, которого результаты противоречат всем остальным и вместе с тем второй части этого заключения, будет речь далее).

4. Быстрота же понижения зависит более от количества вве­денного алкоголя, чем от степени его разжижения (сравни опыты 6-й и 7-й).

5. Ход понижения температуры по быстроте параллелен сте­пени опьянения и переходит (как Nachwirkung) за кульминаци­онную точку последнего (опыт 7-й).

Из этих непосредственных заключений могут быть выведены дальнейшие, разумеется, уже с меньшею вероятностью. Но преж­де этого считаю необходимым сказать несколько слов о темпера­туре прямой кишки вообще. Рассматриваемая как величина, она слагается в данный момент из следующих главных факторов: тем­пературы непосредственно за нею лежащего пространства кишок (которое в свою очередь зависит от многообразных условий), на­пряженности химических актов в ее стенках и содержимом, коли­чества испаряющейся воды, зависящего от массы присутствующих в ней в данный момент газов (фактор этот, разумеется, отрица­тельный) , и, наконец, из количества находящейся в ней в данный момент крови, если можно рассматривать хоть часть последней, не стоящею в связи с химическими актами тканей. По термиче­ским измерениям Деви (De la chaleur prod, par les etres viv. Ga- varret, Paris, 1855, стр. 103) температура прямой кишки всегда ниже температуры артерийной крови; следовательно, уже один усиленный приток последней, независимо от силы химических актов, связанных с ним, должен возвышать температуру прямой кишки, наоборот, недостаточный — производить понижение. При введении алкоголя в желудок прямая кишка необходимо должна делаться беднее кровью, ибо алкоголь, без сомнения, усиливает приток крови к желудку, или, выражаясь физиологически, путем рефлекса сначала сжимает, потом расширяет волосные сосуды этого органа, уменьшает тем величину сопротивления в них для движения крови и производит усиленный приток ее к этому органу, вследствие чего сосуды всех соседних частей получают в данный момент менее крови (в системе ветвящихся трубок коли­чество жидкости, проходящей в данное время через поперечные разрезы их, обратно пропорционально величинам сопротивления в этих трубках). Резкую аналогию с этим явлением представляет, например, общеизвестный опыт Бернара с перерезыванием шей­ной части узловатого нерва на одной стороне. При этом темпера­тура соответствующего поражению уха вследствие усиленного притока крови повышается, в другом же понижается, и разница температур обоих, по Шиффу, может доходить до 16° [С].

Итак, участие этого момента в понижении температуры пря­мой кишки несомненно. Только им могут быть объяснены проти­воречивые результаты 4-го опыта, если притом принять в сообра­жение, что колебания температуры на 0,1° [С] принадлежат к нор­мальным явлениям.

Но момента этого недостаточно для полного объяснения явле­ния, как показывают опыты 1-й и 2-й. Они, а еще более измене­ния температуры крови, дают повод думать, что алкоголь имеет подавляющее влияние на химические акты тканей. Это подкреп­ляется и составом выдыхаемого воздуха в опьянении.

Принятием этих 2 моментов объясняется вся сумма термиче­ских явлений в прямой кишке у пьяного животного. Быстрота, с которою наступает часто понижение температуры, не противоре­чит ни одному из них: для первого и доказывать нечего, для вто­рого же прошу припомнить наблюдение Мичерлиха, с какою быст­ротою (2 мин) наступает иногда опьянение, т. е. следствие вхож­дения алкоголя в кровь; сверх того, привожу собственное наблю­дение над самим собою: от 20 см3 коньяку в желудок я начинаю пьянеть через 3 мин.

Наконец, этими двумя положениями, взятыми вместе, объяс­няется быстрейшее понижение температуры в начале опьянения, чем в средине его (опыты 6 и 7); именно до тех пор, пока алко­голь раздражает слизистую оболочку желудка, на температуру прямой кишки действуют оба момента; когда же расширение желудочных сосудов достигает высшей степени, действует только последний.

Желающим проверить все эти выводы непосредственным опы­том предлагаю наблюдать температуру прямой кишки при впрыс­кивании алкоголя в вены.

Для температуры артерийной крови могут быть установлены 2 следующих общих положения: 1) в левом сердце (еще вернее — в легочных венах) она равна температуре крови легочной арте­рии + теплота химических актов между воздухом и кровью в лег­ких (величина эта, если судить по изменению температуры крови, взбалтываемой с воздухом, не=0, как показали мои иссле­дования) + охлаждение, вследствие соприкосновения крови с бо­лее холодным, чем она, воздухом и испарения воды; 2) темпера­тура артерийной крови понижается в одном и том же сосуде с уда­лением от сердца.

Температура венной крови есть вообще выражение напряжен­ности химических актов в тканях.

Результаты термических измерений крови у пьяного живот­ного, будучи рассматриваемы с этой точки зрения, приводят, как уже было упомянуто, к заключению, что алкоголь должен дей­ствовать подавляющим образом на химические акты в тканях. Понижение температуры в артериях если и действительно бывает (один опыт не дает права говорить положительно), должно быть сведено на понижение ее в венах. Числа для температуры кожи сомнительны (см. замечания в табл. 9, 8-й опыт). У человека, однако, из прилива крови к коже лица можно с уверенностью заключать о возвышении температуры в этом месте. Чем же обу­словливается этот прилив крови, решить, разумеется, нельзя.

Температура крови у пья¬ных животных.

Со времени точных местных термических измере­ний Беккереля, Бернара и Либиха о температуре тела живот­ных, как бывало прежде, речи теперь быть не может. Каждый полостной орган, каждая мышца, каждый кровеносный сосуд на различных расстояниях от сердца имеют различные температуры. Под температурой тела нельзя даже, следовательно, разуметь средней температуры всех частей его, ибо фактическое определе­ние этой средней невозможно.

На этом основании принятое издавна мнение, что алкоголь, введенный в тело, возвышает температуру его, теряет смысл.

Притом мнение это, сколько мне известно, явилось не из тер­мических измерений, а из ощущения теплоты, распространяюще­гося по телу по принятии этого вещества внутрь. Ощущениям же этого рода доверять, как показали опыты, часто нельзя.

Единственные термические измерения пьяных животных при­надлежат Духеку. При опытах с влиянием алкоголя на состав выдыхаемого воздуха он измерял температуру тела (его слова), не упоминая, как и в каком месте. Его числа следующие: у 1-й собаки без алкоголя 30,1° R, с алкоголем 30,4—30,8° R; у 2-й собаки 29,6 и 30,6-30,8° R; у 3-й собаки 28-30,4 и 31,2—31,4° R [соот­ветственно].

Самое большое повышение 1,2° R, или 1,5° С.

Мои результаты не согласны с этими. Я производил измере­ния в прямой кишке, под кожей, в сонной артерии, яремной вене и правом сердце. Ртутные термометры с делением каждого граду­са на 5 частей я имею от берлинского мастера Гейсслера; сверх того, для прямой кишки я пользовался термометром с десятичным делением каждого градуса, принадлежащим д-ру Хоппе, главно­му ассистенту при Берлинском патологическом институте. Все эти инструменты настолько чувствительны, что при комнатной темпе­ратуре около 20° С приближение к ним руки сантиметра на два производит тотчас же повышение ртутного столба на 0,1° С. При измерениях в прямой кишке, предшествовавших отравлению жи­вотного, считывалась та температура, которая в продолжение 5 мин оставалась постоянною; животное при этом не было связы­ваемо и потому во время введения алкоголя в желудок инструмент вынимался. При прочих же измерениях оставался на месте, ибо животное было связываемо. В течение 24 часов не было про­изводимо более одного опыта с прямою кишкою.

Вся сумма измерений в прямой кишке показывает:

1. Что понижение температуры ее наступает и при дозах ал­коголя, не парализующих животного (1-й опыт); для человека это возбуждающие дозы.

2. Понижение это наступает иногда чрезвычайно быстро, ме­нее чем в 3 мин по введении алкоголя в желудок (опыты 2-й, 5-й, 6-й и 7-й).

3. Степень этого понижения зависит, по-видимому, более всего от количества и концентрации введенного алкоголя, менее [—] от температуры его (о 4-м опыте, которого результаты противоречат всем остальным и вместе с тем второй части этого заключения, будет речь далее).

4. Быстрота же понижения зависит более от количества вве­денного алкоголя, чем от степени его разжижения (сравни опыты 6-й и 7-й).

5. Ход понижения температуры по быстроте параллелен сте­пени опьянения и переходит (как Nachwirkung) за кульминаци­онную точку последнего (опыт 7-й).

Из этих непосредственных заключений могут быть выведены дальнейшие, разумеется, уже с меньшею вероятностью. Но преж­де этого считаю необходимым сказать несколько слов о темпера­туре прямой кишки вообще. Рассматриваемая как величина, она слагается в данный момент из следующих главных факторов: тем­пературы непосредственно за нею лежащего пространства кишок (которое в свою очередь зависит от многообразных условий), на­пряженности химических актов в ее стенках и содержимом, коли­чества испаряющейся воды, зависящего от массы присутствующих в ней в данный момент газов (фактор этот, разумеется, отрица­тельный) , и, наконец, из количества находящейся в ней в данный момент крови, если можно рассматривать хоть часть последней, не стоящею в связи с химическими актами тканей. По термиче­ским измерениям Деви (De la chaleur prod, par les etres viv. Ga- varret, Paris, 1855, стр. 103) температура прямой кишки всегда ниже температуры артерийной крови; следовательно, уже один усиленный приток последней, независимо от силы химических актов, связанных с ним, должен возвышать температуру прямой кишки, наоборот, недостаточный — производить понижение. При введении алкоголя в желудок прямая кишка необходимо должна делаться беднее кровью, ибо алкоголь, без сомнения, усиливает приток крови к желудку, или, выражаясь физиологически, путем рефлекса сначала сжимает, потом расширяет волосные сосуды этого органа, уменьшает тем величину сопротивления в них для движения крови и производит усиленный приток ее к этому органу, вследствие чего сосуды всех соседних частей получают в данный момент менее крови (в системе ветвящихся трубок коли­чество жидкости, проходящей в данное время через поперечные разрезы их, обратно пропорционально величинам сопротивления в этих трубках). Резкую аналогию с этим явлением представляет, например, общеизвестный опыт Бернара с перерезыванием шей­ной части узловатого нерва на одной стороне. При этом темпера­тура соответствующего поражению уха вследствие усиленного притока крови повышается, в другом же понижается, и разница температур обоих, по Шиффу, может доходить до 16° [С].

Итак, участие этого момента в понижении температуры пря­мой кишки несомненно. Только им могут быть объяснены проти­воречивые результаты 4-го опыта, если притом принять в сообра­жение, что колебания температуры на 0,1° [С] принадлежат к нор­мальным явлениям.

Но момента этого недостаточно для полного объяснения явле­ния, как показывают опыты 1-й и 2-й. Они, а еще более измене­ния температуры крови, дают повод думать, что алкоголь имеет подавляющее влияние на химические акты тканей. Это подкреп­ляется и составом выдыхаемого воздуха в опьянении.

Принятием этих 2 моментов объясняется вся сумма термиче­ских явлений в прямой кишке у пьяного животного. Быстрота, с которою наступает часто понижение температуры, не противоре­чит ни одному из них: для первого и доказывать нечего, для вто­рого же прошу припомнить наблюдение Мичерлиха, с какою быст­ротою (2 мин) наступает иногда опьянение, т. е. следствие вхож­дения алкоголя в кровь; сверх того, привожу собственное наблю­дение над самим собою: от 20 см3 коньяку в желудок я начинаю пьянеть через 3 мин.

Наконец, этими двумя положениями, взятыми вместе, объяс­няется быстрейшее понижение температуры в начале опьянения, чем в средине его (опыты 6 и 7); именно до тех пор, пока алко­голь раздражает слизистую оболочку желудка, на температуру прямой кишки действуют оба момента; когда же расширение желудочных сосудов достигает высшей степени, действует только последний.

Желающим проверить все эти выводы непосредственным опы­том предлагаю наблюдать температуру прямой кишки при впрыс­кивании алкоголя в вены.

Для температуры артерийной крови могут быть установлены 2 следующих общих положения: 1) в левом сердце (еще вернее — в легочных венах) она равна температуре крови легочной арте­рии + теплота химических актов между воздухом и кровью в лег­ких (величина эта, если судить по изменению температуры крови, взбалтываемой с воздухом, не=0, как показали мои иссле­дования) + охлаждение, вследствие соприкосновения крови с бо­лее холодным, чем она, воздухом и испарения воды; 2) темпера­тура артерийной крови понижается в одном и том же сосуде с уда­лением от сердца.

Температура венной крови есть вообще выражение напряжен­ности химических актов в тканях.

Результаты термических измерений крови у пьяного живот­ного, будучи рассматриваемы с этой точки зрения, приводят, как уже было упомянуто, к заключению, что алкоголь должен дей­ствовать подавляющим образом на химические акты в тканях. Понижение температуры в артериях если и действительно бывает (один опыт не дает права говорить положительно), должно быть сведено на понижение ее в венах. Числа для температуры кожи сомнительны (см. замечания в табл. 9, 8-й опыт). У человека, однако, из прилива крови к коже лица можно с уверенностью заключать о возвышении температуры в этом месте. Чем же обу­словливается этот прилив крови, решить, разумеется, нельзя.

лучшие предложения

Что НЕ НУЖНО делать при похмелье

Кодирование от алкоголизма

Всего 8000 рублей и 10% на ваш счет.

Женщины больше страдают от похмелья

VIP очищениео организма

Всего 121000 рублей

Антиалкогольная акция прошла в Кирове

Анализы на дому

Более 40 различных тестов на дому. Удобно и комфортно. Срочно.

img01

Специальная программа лечения

Дорого. Без скидок. С гарантией.