Позвоните прямо сейчас по телефону
+7 495 925 11 76
НАЧНИТЕ С БЕСПЛАТНОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ ПО ТЕЛЕФОНУ: + 7 495 925-11-76

Влияние алкоголя на выделения

Об изменении отделения слюны была уже речь в § 3. Из сказанного там легко вывести заключение, что относительно усиления этого отделения алкоголь не играет никакой специфической роли, а становится, по своему действию на чувствующие элементы слизистой оболочки рта, в ряд общих раздражителей (электрического тока, механического раздражения и пр.).

То же самое высказывается в несколько запутанных опытах Бернара над влиянием алкоголя на отделения желудочного и пан­креатического сока (Gaz. Med. de Paris, 1856, n° 19 et Lemons sur les effets des subst. tox. etc., Paris, 1857). В малых дозах и будучи разведен водой, алкоголь усиливает эти отделения, абсолютный же совершенно подавляет их. Точно так же действуют (по край­ней мере для желудочного сока), как известно, слабый и сильный прерывистые электрические токи, приложенные к слизистой обо­лочке желудка. Сверх того, Бернар заметил, что алкоголь в сла­бых дозах усиливает образование сахарородного вещества в пече­ни (substance glycogene).

Повторением этих опытов я не занимался, потому, что по мое­му мнению, влияние алкоголя на отделительные железы пищевого канала, будучи очень важным в диететике этого вещества, имеет мало значения в физиологии опьянения. Дело другого рода — от­деление мочи. Этим путем выводятся из организма вещества, слу­жащие, так сказать, мерилом азотной метаморфозы в теле. Ясно, что могущие встретиться признаки изменения последнего броса­ют хоть некоторый свет на вопрос о влиянии алкоголя на хими­ческие акты тела, — вопрос, который, конечно, составляет сущ­ность алкогольного опьянения.

Рядом с собственными анализами мочи привожу чужие на­блюдения, несколько отличные от моих по результатам.

Бёкер (Beitr. z. Heilk., 1848 и пр.) делал опыты над собою,, тщательно наблюдал температуру и стояние барометра во время опытов (труд совершенно лишний, потому что изучал действие на мочу алкоголя, а не этих моментов), но пищу принимал разно­родную и не по весу (строгие наблюдения в качестве и количест­ве пищи были бы в данном случае полезнее термометрических и барометрических). Алкоголь принимал в форме 88% спирта, на­половину разведенного водой, столовыми ложками от 7 до 10 ло­жек в сутки.

The physiological effects of alkohol and tobacco upon the human system, Fort Riley. Un. St...). Эти опыты имеют только две инте­ресные стороны: 1) автор до опытов никогда не употреблял креп­ких напитков, следовательно, действие алкоголя пало на девствен­ную почву; 2) заметил, что алкоголь, при прочих равных усло­виях, увеличивает вес тела и переносится без всяких болезнен­ных припадков при пище умеренной или даже недостаточной, тог­да как те же самые приемы его, при чрезмерной пище, производят головные боли, сонливость, потерю аппетита и бессонницу (едва ли все эти припадки можно приписать алкоголю).

 Во все время опытов над собою я ел одну и ту же пищу по качеству и количеству. Утром 2 чашки чая с 4 лотами сухарей. Обед — бифстекс в Л фун­та, 8 лотов картофеля и 12 лотов белого хлеба. Вечером то же, что утром. Пил 2 стакана воды в сутки, разумеется, из одного и того же стакана. В опытах с алкоголем принимал его в форме старого коньяку по 20 см3 3 раза в день. Образ жизни во все вре­мя опытов был одинаков: с утра до вечера в лаборатории, оттуда домой. Наконец, должен сказать, что уже задолго до этих опытов был знаком с алкоголем, следовательно, моими числами выража­ется действие алкоголя на химические процессы тела, для кото­рого вещество это не новость.

Мочевина определялась по способу Либиха. Мочевая кислота выделялась из известного объема мочи хлористоводородною кисло­тою. Моча собиралась за сутки, начиная с 7 часов утра.

Поставив средние числа таблицы с исправлен­ными результатами Бёкера, никто не откажет им в сходстве: в обоих случаях при употреблении алкоголя увеличение количества мочи (воды) и неизмененное выделение мочевины. Эти два обстоятельства, взятые вместе, конечно, указывают на ослабление азотной метаморфозы, но вместе с тем изменение это является не в таких громадных размерах, как у Бёкера, так что уже допус­кает случаи, где увеличение количества выделяемой воды, влеку­щее за собою усиленное выделение мочевины, пересиливает подав­ляющее действие алкоголя на метаморфозу азотных веществ. Доказательством этому может служить таблица [см. табл. 13]. Она явилась следующим образом: чтобы сделать условия, под которыми происходит отделение мочи, еще более тождественными, я при вышеупомянутой диете и образе жизни анализировал лишь ночную мочу, с 10 часов вечера до 7 часов утра. В опытах с алко­голем третья порция его выпивалась в 10 часов вечера, после чего я непосредственно ложился в постель под немецкий пуховик, ко­торый по крайней мере вполне устраняет влияние колебания тем­пературы на акты нашего тела.

Четвертый опыт, по независимым от меня обстоятельствам, не мог быть сделан.

Чтобы не было придирок к сравнению неравного числа опытов между собою, я к 3 последним прибавляю 4-й опыт из 1-го ряда,

где получилось наименее Н. Тогда средние числа будут: без алкоголя объем мочи 355,5 см3, удельный вес 1027,5, количество

Н 11,180 г; с алкоголем [соответственно] 538 см3, 1017 [и] 11,251г.

Ясно, что прибавление 4-го опыта из 1-го ряда к 3 последним сделалось в пользу выводов Бёкера, тем не менее количество мо­чевины не уменьшено, а увеличено, и больше, чем в предыдущей таблице. И это понятно: увеличение [содержания] воды в моче таблицы [см. табл. 13] значительнее, чем в предыдущих опытах.

Наконец, привожу числа, полученные мною на служителе ла­боратории [см. табл. 14]. Для него рюмка водки была еще менее новостью, чем для меня. Пил он в сутки от 150 до 200 см3 доп- пельт-кюммеля и бывал часто в возбужденном состоянии, тогда как у меня дело ограничивалось легким головокружением после каждого приема, продолжавшимся не более lU часа. Диета и об­раз жизни были у него по возможности тождественные. Опыты производились летом в жаркие дни. Все эти обстоятельства вмес­те придадут, надеюсь, некоторый интерес числам в глазах чита­теля.

Единственные возможные из моих чисел выводы суть следую­щие.

1. Алкоголь увеличивает отделение воды мочою, чем может быть объяснено уменьшение испарины летом по принятии алко­голя — факт, замеченный уже Тидеманном и подтвержденный Бёкером.

2. У людей, привыкших к употреблению алкоголя, при воз­буждающих дозах его, количество мочевины если и уменьшается, то так незначительно, что уменьшение это вознаграждается усиленным выделением воды. У людей же, не привыкших к алко­голю, изменение это значительнее. То же самое, вероятно, бывает и при парализующих дозах алкоголя, ибо тогда вся мышечная система недеятельна (с малыми исключениями).

Итак, подавляющее действие алкоголя на азотную метамор­фозу несомненно.

Влияние алкоголя на выделения

Об изменении отделения слюны была уже речь в § 3. Из сказанного там легко вывести заключение, что относительно усиления этого отделения алкоголь не играет никакой специфической роли, а становится, по своему действию на чувствующие элементы слизистой оболочки рта, в ряд общих раздражителей (электрического тока, механического раздражения и пр.).

То же самое высказывается в несколько запутанных опытах Бернара над влиянием алкоголя на отделения желудочного и пан­креатического сока (Gaz. Med. de Paris, 1856, n° 19 et Lemons sur les effets des subst. tox. etc., Paris, 1857). В малых дозах и будучи разведен водой, алкоголь усиливает эти отделения, абсолютный же совершенно подавляет их. Точно так же действуют (по край­ней мере для желудочного сока), как известно, слабый и сильный прерывистые электрические токи, приложенные к слизистой обо­лочке желудка. Сверх того, Бернар заметил, что алкоголь в сла­бых дозах усиливает образование сахарородного вещества в пече­ни (substance glycogene).

Повторением этих опытов я не занимался, потому, что по мое­му мнению, влияние алкоголя на отделительные железы пищевого канала, будучи очень важным в диететике этого вещества, имеет мало значения в физиологии опьянения. Дело другого рода — от­деление мочи. Этим путем выводятся из организма вещества, слу­жащие, так сказать, мерилом азотной метаморфозы в теле. Ясно, что могущие встретиться признаки изменения последнего броса­ют хоть некоторый свет на вопрос о влиянии алкоголя на хими­ческие акты тела, — вопрос, который, конечно, составляет сущ­ность алкогольного опьянения.

Рядом с собственными анализами мочи привожу чужие на­блюдения, несколько отличные от моих по результатам.

Бёкер (Beitr. z. Heilk., 1848 и пр.) делал опыты над собою,, тщательно наблюдал температуру и стояние барометра во время опытов (труд совершенно лишний, потому что изучал действие на мочу алкоголя, а не этих моментов), но пищу принимал разно­родную и не по весу (строгие наблюдения в качестве и количест­ве пищи были бы в данном случае полезнее термометрических и барометрических). Алкоголь принимал в форме 88% спирта, на­половину разведенного водой, столовыми ложками от 7 до 10 ло­жек в сутки.

The physiological effects of alkohol and tobacco upon the human system, Fort Riley. Un. St...). Эти опыты имеют только две инте­ресные стороны: 1) автор до опытов никогда не употреблял креп­ких напитков, следовательно, действие алкоголя пало на девствен­ную почву; 2) заметил, что алкоголь, при прочих равных усло­виях, увеличивает вес тела и переносится без всяких болезнен­ных припадков при пище умеренной или даже недостаточной, тог­да как те же самые приемы его, при чрезмерной пище, производят головные боли, сонливость, потерю аппетита и бессонницу (едва ли все эти припадки можно приписать алкоголю).

 Во все время опытов над собою я ел одну и ту же пищу по качеству и количеству. Утром 2 чашки чая с 4 лотами сухарей. Обед — бифстекс в Л фун­та, 8 лотов картофеля и 12 лотов белого хлеба. Вечером то же, что утром. Пил 2 стакана воды в сутки, разумеется, из одного и того же стакана. В опытах с алкоголем принимал его в форме старого коньяку по 20 см3 3 раза в день. Образ жизни во все вре­мя опытов был одинаков: с утра до вечера в лаборатории, оттуда домой. Наконец, должен сказать, что уже задолго до этих опытов был знаком с алкоголем, следовательно, моими числами выража­ется действие алкоголя на химические процессы тела, для кото­рого вещество это не новость.

Мочевина определялась по способу Либиха. Мочевая кислота выделялась из известного объема мочи хлористоводородною кисло­тою. Моча собиралась за сутки, начиная с 7 часов утра.

Поставив средние числа таблицы с исправлен­ными результатами Бёкера, никто не откажет им в сходстве: в обоих случаях при употреблении алкоголя увеличение количества мочи (воды) и неизмененное выделение мочевины. Эти два обстоятельства, взятые вместе, конечно, указывают на ослабление азотной метаморфозы, но вместе с тем изменение это является не в таких громадных размерах, как у Бёкера, так что уже допус­кает случаи, где увеличение количества выделяемой воды, влеку­щее за собою усиленное выделение мочевины, пересиливает подав­ляющее действие алкоголя на метаморфозу азотных веществ. Доказательством этому может служить таблица [см. табл. 13]. Она явилась следующим образом: чтобы сделать условия, под которыми происходит отделение мочи, еще более тождественными, я при вышеупомянутой диете и образе жизни анализировал лишь ночную мочу, с 10 часов вечера до 7 часов утра. В опытах с алко­голем третья порция его выпивалась в 10 часов вечера, после чего я непосредственно ложился в постель под немецкий пуховик, ко­торый по крайней мере вполне устраняет влияние колебания тем­пературы на акты нашего тела.

Четвертый опыт, по независимым от меня обстоятельствам, не мог быть сделан.

Чтобы не было придирок к сравнению неравного числа опытов между собою, я к 3 последним прибавляю 4-й опыт из 1-го ряда,

где получилось наименее Н. Тогда средние числа будут: без алкоголя объем мочи 355,5 см3, удельный вес 1027,5, количество

Н 11,180 г; с алкоголем [соответственно] 538 см3, 1017 [и] 11,251г.

Ясно, что прибавление 4-го опыта из 1-го ряда к 3 последним сделалось в пользу выводов Бёкера, тем не менее количество мо­чевины не уменьшено, а увеличено, и больше, чем в предыдущей таблице. И это понятно: увеличение [содержания] воды в моче таблицы [см. табл. 13] значительнее, чем в предыдущих опытах.

Наконец, привожу числа, полученные мною на служителе ла­боратории [см. табл. 14]. Для него рюмка водки была еще менее новостью, чем для меня. Пил он в сутки от 150 до 200 см3 доп- пельт-кюммеля и бывал часто в возбужденном состоянии, тогда как у меня дело ограничивалось легким головокружением после каждого приема, продолжавшимся не более lU часа. Диета и об­раз жизни были у него по возможности тождественные. Опыты производились летом в жаркие дни. Все эти обстоятельства вмес­те придадут, надеюсь, некоторый интерес числам в глазах чита­теля.

Единственные возможные из моих чисел выводы суть следую­щие.

1. Алкоголь увеличивает отделение воды мочою, чем может быть объяснено уменьшение испарины летом по принятии алко­голя — факт, замеченный уже Тидеманном и подтвержденный Бёкером.

2. У людей, привыкших к употреблению алкоголя, при воз­буждающих дозах его, количество мочевины если и уменьшается, то так незначительно, что уменьшение это вознаграждается усиленным выделением воды. У людей же, не привыкших к алко­голю, изменение это значительнее. То же самое, вероятно, бывает и при парализующих дозах алкоголя, ибо тогда вся мышечная система недеятельна (с малыми исключениями).

Итак, подавляющее действие алкоголя на азотную метамор­фозу несомненно.

лучшие предложения

Что НЕ НУЖНО делать при похмелье

Кодирование от алкоголизма

Всего 8000 рублей и 10% на ваш счет.

Женщины больше страдают от похмелья

VIP очищениео организма

Всего 121000 рублей

Антиалкогольная акция прошла в Кирове

Анализы на дому

Более 40 различных тестов на дому. Удобно и комфортно. Срочно.

img01

Специальная программа лечения

Дорого. Без скидок. С гарантией.